Археология.РУ   Открытая библиотека имени В.Е.Еременко

Главная страница    |   Карта сайта    |   Контакты    |   Подписка на новости

Археология.РУ - Новости археологии вКонтакте

Поиск на сайте:    

Сайт Археология.РУ основан в 1999 году. Максимум информации - минимум излишеств! Сказать "Спасибо"

Присылайте, пожалуйста, Ваши материалы для публикации через форму обратной связи

Щукин М.Б., Еременко В.Е. К проблеме кимвров, тевтонов и кельтоскифов: три загадки

с.134

Что касается кимвров, то одни рассказы о них
не точны, а другие совершенно невероятны.

Страбон

 

Вступление. Рубеж II-I вв. до н.э. был переломным моментом в истории Европы. Начиналась "перестройка" Римской республики, делались самые первые шаги на пути к постепенному превращению ее в Империю. Одним из таких шагов было создание Гаем Марием армии нового типа: вместо ополчения свободных общинников она набирается из неимущих пролетариев, становится профессиональной, что делает ее рычагом политических переворотов. И если первоначально такие политики, как Сулла и Цезарь, а затем Август и Флавии, будут использовать этот рычаг для утверждения личной власти, то в дальнейшем, становясь все более самостоятельной политической силой общества, армия будет все чаще превращать императоров в игрушку собственных армейских интересов. Вспомним "чехарду" солдатских императоров III в.н.э. и один из эпизодов, когда сенатор Деций был вынужден объявить себя императором по требованию солдат, угрожавших ему в противном случае смертью [Zosim, I, 21, 22; Zon., XXII, 19].

 

Кстати, Цезарь, по сути дела, основоположник нового строя, был родственником Мария и начинал свою политическую карьеру речью на похоронах своей тетки Юлии, жены Мария [24, с. 42].

 

А в это же время на востоке начинал свою деятельность Митридат Евпатор, ставший в 120 г. до н.э. царем Понта, царства, уже владевшего почти всей Малой Азией и усилиями Митридата вскоре превратившегося в мощную циркумпонтийскую державу [75]. В Северном Причерноморье понтийскому царю пришлось столкнуться в 109 г. до н.э. С новой, "массагето-роксолано-аорсской" волной движения сарматских племен на запад [13] и удалось включить их в орбиту своей политики.

 

Митридат мечтал объединить людские ресурсы варваров Причерноморья и финансовые возможности греческих полисов, напасть на Италию через Подунавье, подключив силы тамошних варваров, и, сокрушив Рим, остановить тем самым его "безудержную агрессию". Удалось осуществить ему лишь первую часть замысла.

 

В тот момент, когда все эти события назревали, с севера на Рим обрушились полчища кимвров и тевтонов. Первое столкновение произошло в 113 г. до н.э. В Риме "вести о количестве и силе наступающих войск вызвали сначала недоверие, но впоследствии они оказались преуменьшенными сравнительно с действительностью. На самом деле двигалось 300 тысяч вооруженных воинов, и, по рассказам, толпы детей и женщин шли вместе с ними еще в большем числе - они нуждались в землях, чтобы было где прокормить такое множество" [Plut., Mar., XI].

 

От результатов этого нашествия зависел и весь дальнейший ход европейской истории, и мы не знаем, как бы она повернулась, если бы обновленной армии Мария (а одним из стимулов ее создания и была, очевидно, угроза варварского вторжения) не удалось разбить кимвров и тевтонов в 102 и 101 гг. до н.э.

 

Историки античности обычно не придают большого значения этим событиям, видят здесь скорее ряд пограничных инцидентов и вообще, на наш взгляд, несколько недооценивают "варварский фактор" в истории античности, потому что события в самом Барбарикуме слишком скупо освещены письменными источниками и могут

с.135

быть реконструированы лишь с привлечением данных археологии. Но "безгласные" археологические материалы дают не слишком много однозначных возможностей для исторических реконструкций, и археологи зачастую не рискуют включать свои наблюдения в исторический контекст. Попытку преодолеть в какой-то мере этот недостаток на примере событий рубежа II-I вв. до н.э. мы и хотели бы предпринять, сознавая степень гипотетичности наших построений.

 

При знакомстве с соответствующими данными письменных источников и археологии сразу возникают три вопроса, три загадки, на которые нам и предстоит попытаться найти ответы.

 

Загадка первая: почему кимвры и тевтоны не захватили Рим, что удалось двумя веками раньше кельтам? Вряд ли последние превосходили новых пришельцев умением воевать и явно уступали им в численности. Триста тысяч воинов - сила огроминская, не сопоставимая ни с одной армией того времени: тридцать римских легионов периода расцвета Империи насчитывали лишь около половины этого количества.

 

Приглядевшись к последовательности действий и маневров кимвров и тевтонов [Strabo, VII, 2, I, 2; Appian, Celtica, 13; Oros., 5, 6; Plut., Mar., XI, XXIII - XXVII], нетрудно убедиться, что они выглядят по крайней мере странно и нелогично, если бы целью варваров был захват Италии, как это утверждают Плутарх [Plut., Mar., XI] и Анней Флор [Flor, I, 38].

 

Первыми, на кого напали кимвры, стали племена кельтов-бойев, живших в Герцинском лесу, на территории современной Чехии, куда они были вынуждены выселиться, будучи изгнанными римлянами 80 лет назад (192 г. до н.э.) из Италии. Направляясь на Рим, бойев, казалось бы, лучше иметь союзниками и проводниками. Да и военную силу бойи, вероятно, представляли собой немалую, поскольку им удалось отбить нападавших.

 

Кимвры, отбитые бойями, двинулись к югу, вниз по Дунаю, в страну кельтов-скордисков, обитавших в районе Железных ворот и в низовьях Савы и Дравы. Не исключено, что поход скордисков в 119-118 гг. до н.э. на юг Балкан был вызван именно нападением кимвров [73, с, 155; 74]. Но северные варвары не остались в стране скордисков, повернули на запад, попали в Альпы и напали на кельтов-нориков. Здесь, у Нореи, в 113 г. до н.э., они разбили римское войско консула Папирия Карбона, и им открывался путь в беззащитную Италию, поскольку основные силы римлян были заняты в войне с нумидийским царем Югуртой в Африке. Но тевтоны ушли в Галлию, присоединив по дороге кельтов-гельветов. Одни источники при описании этой части походов говорят о тевтонах (Аппиан), а другие - о кимврах (Страбон, Плутарх). Так что, где и когда произошло соединение сил этих племен, сказать трудно. Вероятно, еще до нападения на бойев.

 

Выйдя в верховья Роны, варвары еще раз в 109 г. до н.э. разбили римлян, а в 105 г. до н.э. нанесли сокрушительный удар войскам римских полководцев Сервиллия и Моллия при Араузоне в низовьях Роны. Опять открывался путь на Рим, но кимвры, тевтоны и присоединившиеся к ним кельты-амброны ушли в Галлию. Разделившись на два отряда, они завоевали ее почти целиком, дошли до района Тулузы, вторглись и в Испанию, затем в 102 г. до н.э. опять соединились в Галлии для войны с белгами, жившими на Марне.

 

Марий тем временем успел завершить в 109 г. до н.э. Югуртинскую войну и, будучи избранным в 107 г. до н.э. консулом, начал реорганизацию армии. В 102 г. до н.э. новая римская армия вступила в Галлию и, измотав маневрами тевтонов и амбронов, заставила вступить противника в битву на невыгодных для него позициях под Аквами Секстиевыми около Марсалии (совр. Марсель). Варвары были разбиты полностью. Кимвры же в это время совершали обходной маневр и, перейдя заснеженные Альпы, вышли в тыл к Марию, но остановились под Верцеллами, дожидаясь тевтонов. Вместо них в Италию вернулся Марий с победоносной армией и

с.136

в 101 г. до н.э. разбил и вторую группировку. Только в плен было взято 60 тысяч, а погибло еще больше [Plut., Mar., XXVII].

 

Из цепи событий, изложенных выше, становится ясно, что у кимвров и тевтонов не было намерения нападать на Италию.

 

В бой с римлянами они вступали лишь в тех случаях, когда им преграждали путь в Галлию, и лишь на вторжение Мария в уже захваченные варварами кельтские территории последовал ответный удар. Целью кимвров и тевтонов было, очевидно, завоевание и подчинение Кельтики, что они в основном и осуществили. Их маневры могли объясняться, вероятно, расстановкой политических сил в Кельтике, к сожалению, нам неизвестной. Тяжелые поражения под Аквами Секстиевыми и Верцеллами свели на нет усилия кимвров и тевтонов обосноваться в Кельтике.

 

До сих пор не удавалось найти никаких прямых археологических свидетельств пребывания кимвров и тевтонов ни в Галлии, ни в приалышйских областях, ни на Среднем Дунае. Мы не знаем ни погребений, ни поселений этих племен, что не удивительно: за 12 лет их должно было отложиться сравнительно немного, и нужна особая удачливость, чтобы остатки хотя бы одного памятника были найдены археологами. Такого пока не случилось. И тем не менее косвенные археологические свидетельства походов кимвров и тевтонов имеются.

 

Кельтские племена, заселявшие почти весь треугольник от Британии и Атлантики до Закарпатской Украины, были носителями высокой и достаточно единой латенской культуры, переживавшей на протяжении веков ряд этапов, или "ступеней". По времени именно с кампаниями кимвров и тевтонов совпадает смена в латенской культуре ступени С2 ступенью D1. Абсолютная дата этого перехода определяется дендрохронологическим анализом бревен моста около поселения в Тилле (Швейцария): деревья были срублены между 120 и 116 гг. до н.э. [53, s.127-129; 52]. Близкую дату дает и дендрохронология деревьев из укрепления Эхранг на Верхнем Рейне - 97 г. до н.э. [68]. Имеются и некоторые другие подтверждения этих датировок [70, р. 27-29], хотя складывается впечатление, скорее интуитивное, что трансформация латенской культуры началась несколько раньше, и не исключено, что нападение кимвров и тевтонов на Кельтику было реакцией на начавшиеся там социально-экономические перемены, стимулированные затем и неудачным, в конечном итоге, нападением кимвров и тевтонов.

 

На ступени D1 в Кельтике повсеместно строятся протогородские центры - оппидумы. Процесс этот начался еще на ступени С2 [45, с. 49-57], но теперь их количество стремительно возрастает по сравнению с предшествующим периодом [33; 78, рис.3]. Происходит "вторая кельтская революция", выражающаяся в изменении самой структуры кельтского общества: на смену военизированной организации и институту царской власти приходят ранние олигархические предгосударственные образования [26, с. 191-210].

 

Любопытный факт. При большом количестве укрепленных оппидумов с достаточно многочисленным населением мы знаем лишь очень небольшое количество синхронных погребений и лишь в отдельных районах Кельтики: старые кельтские традиции погребений с колесницами сохранились на среднем Рейне, в восточной Франции и в Британии, а немногочисленные трупосожжения зафиксированы на Мозеле и в Тюрингии [45, с. 62-65]. Но в значительной части Кельтики, особенно в южной Германии, Швейцарии, Чехии, Моравии и частично во Франции, полностью исчезают погребальные памятники [45, с. 48, 65]. Распространяются зато так называемые Viereckenschanzen, странные подк