Археология.РУ   Открытая библиотека имени В.Е.Еременко

Главная страница    |   Карта сайта    |   Контакты    |   Подписка на новости

Археология.РУ - Новости археологии вКонтакте

Поиск на сайте:    

Сайт Археология.РУ основан в 1999 году. Максимум информации - минимум излишеств! Сказать "Спасибо"

Присылайте пожалуйста свои материалы для публикации через форму обратной связи

Нашли ошибку на сайте? Сообщите нам! Выделите ошибочный фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Статьи

Л.С. Клейн. Археология в седле (Косинна с расстояния в 70 лет)

Аннотация

Аннотация статьи монографического объема
Stratum  plus (Санкт-Петербург – Кишинев – Одесса), 2000, 4: 88 - 140

Составитель Л.С. Клейн


 

Большая статья, опубликованная в конечной форме в журнале «Стратум» (2000, 4) в разделе «Монография в журнале», действительно сопоставима по объему (в 6,8 авторских листов) с небольшой монографией. Поэтому она представлена здесь аннотацией.

 

 Впервые она появилась в меньшем объеме под названием «Косинна с растояния в 40 лет» на немецком языке в 1974 г. в 58 томе ежегодника «Яресшрифт фюр мительдейче форгешихте» (тогда ГДР). Она оказалась заметной как в немецкой и мировой археологической литературе, так и в биографии автора.

 

Русское название работы намекает на высказывание Косинны: "Подсадим-ка первобытную археологию в седло, а уж поедет она сама!". Археология была для него чем-то вроде древнего германского рыцаря-крестоносца – в панцире, при оружии и непременно в седле, готовая ехать и завоевывать далекие земли. Почти на полвека его слова стали лозунгом. Косинна был предтечей нацистской идеологии в Германии, а в археологию ввел метод картирования и отождествления археологической культуры с этносом, столь важный для участия археологии в решении проблем этногенеза – долгое время наша археология считала это своей главной задачей. В нашей стране и в мире Косинну называли миграционистом, а в Германии – автохтонистом: все миграции для него направлялись из Германии во все стороны, а в Германии предусматривалось только автохтонное развитие.

 

Тема эта была тогда для советской археологии чрезвычайно злободневной. Она тогда только-только взломала обязательный автохтонизм и стала реконструировать миграции, а Косинна с его завоевательными походами из Германии всё еще был жупелом – нужно было с ним разобраться, признать его достижения. С другой стороны наши исследователи (такие авторитетные, как Брюсов) методами Косинны построили противоположно направленный миграционизм, с расселением по всей Европе из наших степей.

 

Собственно, для автора началось всё не со статьи про Косинну, а со статьи против концепции Александра Яковлевича Брюсова, который в работах начиная с 1961 г. возродил миграционизм / автохтонизм Косинны, вывернув его в обратную сторону – миграции должны исходить из нашей страны. Автор написал резко критическую статью против миграционных построений А. Я. Брюсова о ямной и катакомбной культурах, совершавших у него фантастические путешествия из степей в Центральную Европу. Опубликовать ее оказалось совершенно невозможно, несмотря на поддержку Артамонова и Мавродина. Брюсов, в 60-е годы работавший заместителем редактора "Советской Археологии", был одним из столпов советской археологии, создателем теоретических основ ее концепции археологической культуры как эквивалента этноса. Почитание Брюсова и господство созданной им концепции продолжалось и после его смерти (он умер в 1966 г.).

 

Тогда автор решил обратить критику на концепцию, стоявшую за идеями Брюсова и вполне доступную критике в Советском Союзе. Это был один из способов обойти цензуру и давление идеологии. Критикуя Косинну, автор целился в господствовавшую московскую школу политически ориентированной археологии. Но и такую статью опубликовать в советской печати оказалось для автора практически невозможно.

 

А как в Германии? А немецкие археологи сторонились вообще разговора о Косинне, боялись, и в Германии о Косинне тоже ничего не выходило. После войны Косинна, связанный нутром с кайзеровской Германией, а двигавшийся к Германии гитлеровской (он не дожил до "националистической революции" 1933 г. двух лет), повис в безвоздушном пространстве между двумя Германиями – демократической ФРГ и социалистической ГДР.

 

В ФРГ он слишком напоминал позорное прошлое, от которого отделяла денацификация. После денацификации никто из археологов не решался всесторонне рассмотреть учение Косинны, возможны были только критические отзывы, хотя все понимали, что это замалчивание искусственное. Западнонемецкий археолог Гюнтер Смолла назвал это "синдромом Косинны". К тому же, как отметил Клейн, в западной половине Германии оказались в основном ученики и соратники Шухардта, а не Косинны. Поэтому предпочитали его не касаться, забыть. Наиболее близкие по тематике археологи критиковали в конкретных трудах его положения и методы (Вале, Эггерс, Гахман), но специальных общих работ ему не посвящали.

 

В ГДР же никто из археологов этой строго режимной страны не решался выступить со статьей, в которой феномен Косинны анализировался бы всесторонне, в которой отмечались бы не только его грехи, но и ценные вклады. В ГДР к нему относились более критически и враждебно, чем в Советском Союзе (ГДР была передовым бастионом социалистического лагеря). Зато большую статью от советского археолога, пусть и молодого, но "старшего брата", критикующего Косинну, но признающего его не только исчадием ада, в ГДР приняли с удовольствием.

 

Редактор "Ярбуха" немецкий интелигент Герман Беренс также стремился обойти коммунистическую цензуру – он впоследствии, эмигрировав, писал об этом (1984) в своей книге о гедеэровской археологии. Беренс вообще был обособленной фигурой в археологии ГДР – он поддерживал товарищеские связи с археологами ФРГ, что отнюдь не поощрялось. В конце 1970 г. статья была готова, четыре года заняло ее прохождение через рогатки цензуры, перевод и редподготовка. В феврале 1973 г. Беренс сообщал Клейну:

 

"Мы поставили Вашу статью в начало (тома), потому что это важнейшая статья в данном томе нашего ежегодника. Насколько я могу судить по историографической литературе о немецкой преистории, Ваш разбор Косинны – первая статья, рассматривающая феномен Косинны всесторонне. Можно ожидать, что Ваша статья встретит особенный интерес со стороны немецких археологов" (письмо Клейну от 6.2.1973).

 

Работа 1974 г. "Косинна с расстояния в 40 лет" проломила брешь в этом деле и была встречена в штыки эпигонами Косинны (Корель 1975), но одобрена отошедшими от его позиций учениками – Эрнстом Вале и Гербертом Янкуном (личные письма - см. Клейн 2000, 2006). Статья под названием "Косинна с расстояния в 40 лет" потянула за собой статьи уже западнонемецких археологов, аналогичные, но менее детальные, в том числе статью Г. Смоллы "Косинна 50 лет спустя", 1984), Ульриха Фейта (1984; 2000 и др.). Автор же через тридцать лет после немецкой публикации смог опубликовать более полный русский текст работы с подзаголовком "Косинна 70 лет спустя", тоже не в Москве, и не в России.

 

Здесь уместно привести высказывания немецких и других западных археологов для иллюстрации реакции западной аудитории на эту работу. Редактор Беренс рискнул переслать в ФРГ рукопись работы до ее публикации Эрнсту Вале – патриарху западнонемецкой археологии, мятежному ученику Косинны: старик был очень стар и мог не дожить до публикации.

 

Из письма профессора Эрнста Вале (Гейдельберг) Герману Беренсу (30 марта 1973), переслано в Ленинград:

«Вот сегодня утром заказной почтой рукопись Клейна снова отправляется Вам, и я желаю ей доброго пути. Я очень Вам благодарен за то, что я получил возможность прочесть ее уже сейчас, и это было для меня удовольствие ознакомится с нею. Автор работает на широкой основе, и этому здесь могли бы многие коллеги лишь поучиться… Я нахожу, что данное проникновение в метод Косинны (в теорию, как и в практику) очень поучительно…Ибо здешняя критика Косинны стоит на убогом уровне».

Из письма профессора Рольфа Гахмана (21 января 1975) Клейну

«Несколько дней тому назад я получил Ваш оттиск «Косинна сорок лет спустя», который я читал уже и до того. Меня изумляет, как Вы вникли в эти наши запутанные внутринемецкие дела. Такое обсуждение с расстояния имеет большую ценность, особенно также и для участников».

Из письма профессора Брюса Триггера (Монреаль, Канада, 8 июля 1976)

Дорогой д-р Клейн,

я с огромным удовольствием читал Ваши многие работы на английском и немецком языках, имеющиеся в нашем университете. С особенным наслаждением я прочел Вашу работу о Косинне, и надеюсь, что английский перевод ее появится в Каррент Антрополоджи» [английский не появился, но появился французский].

Из письма профессора Кр. Штрама (Фрейбург, 29 августа 1976)

«…присланную Вами статью о Косинне я читал с огромным интересом и могу лишь поздравить Вас с ней. Я нахожу, что это не только лучшее, что написано о Косинне, но что именно с ее появлением феномен Косины ясно понят и его позиция в преистории показана в правильном свете. А также стало понятно, как долго она блокировала методический прогресс в преистории. Примечательно, что такую работу мы должны были получить из-за границы!»

Очень любопытным было письмо от единственного крупного продолжателя "археологии обитания" Косинны в послевоенном времени гёттингенского профессора Герберта Янкуна. Высокопоставленный офицер СС и участник гиммлеровского "Аненэрбе", он затем сумел пройти денацификацию и возглавил очень активное направление, которое сохранило прежнее название Siedlungsarchäologie, хотя и отрешилось от многих одиозных принципов Косинны и повернуло в русло энвиронментализма.

 

Из письма Герберта Янкуна (Гёттинген) Герману Беренсу (19 января 1979), переслано в Ленинград

«По особому поводу я должен был заняться Густавом Косинной и его нынешней оценкой (для короткой биографии в большом сборнике «Новая немецкая биография»). При этом я прочел вот статью господина Клейна из Ленинграда о «Косинне с расстояния в сорок лет», которая меня совершенно очаровала. Если отбросить то, что должно быть в каждом случае рассчитано на марксистскую основную конструкцию в рамках исторического материализма, то остается очень интересное и богатое знаниями представление оценки Косинны, прежде всего из далеко не знакомой мне русской литературы. Я нахожу эту статью очень хорошей, хоть согласен с автором не во всех пунктах; так, он видит значение Косинны более охватывающим в Германии, чем оно было в действительности, а в особенности его оценка Шухардта не вполне правильна. Я хотел бы написать господину Клейну и интересуюсь, действует ли еще указанный в публикации адрес».

Остается пояснить, в чем состоит то новое, что автор внес этой статьей. Ведь Косинну много критиковали и до него. Основное, что автору удалось сделать в этой статье, это систематизация. Дело в том, что сам Косинна не представил свою концепцию в систематическом виде. Он вбрасывал в науку то одни идеи, то другие, без единства и цельности. Соответственно, и критики хватались то за одни уязвимые места, то за другие, не имея возможности обозреть и подвергнуть критике всю концепцию в целом. Автор привел взгляды Косинны в логическую систему, чего не сделал сам Косинна и никто из его учеников. Автор проследил ход развития его взглядов, а затем представил его идеи в виде 13 догм, объединенных в несколько тематических блоков и связанных едиными философскими и методологическими принципами. То есть догмы, вытекающие из этих принципов.

 

Часть этих догм касается разработки этнической истории – происхождения народов и языковых семей (этническое истолкование археологических культур, культурной преемственности и типологических соотношений, миграционная трактовка распространения культуры, этническая атрибуция типа и совмещение народов с расами). Другая часть касается использования результатов исследования (апелляция к "историческому праву", подбор археологических прецедентов современных планов агрессии и доктрина первородства). Еще несколько догм имеют содержанием движущие силы развития общества (декларация культуртрегерской миссии германцев, принцип наложения прошлого на современность, биологический детерминизм и принцип извлечения идеалов и прямых уроков из археологии).

 

Вот эту систему он и подверг критике, одновременно выявляя в ней те положительные моменты, которые - в условиях определенных общественных потребностей - придали ей жизненность и возможности экспансии.

 

В последней части статьи изложены аргументы критиков Косинны и прослежено развитие этой критики – от первых критиков (маститых немецких ученых начала века) и польских противников Косинны, до его западноевропейских оппонентов и советских марксистов, а также западно-немецких скептиков.

 

Оценивая значение концепции Косинны, автор придерживается того взгляда, что несмотря на дилетантизм и необъективность Косинна является классиком немецкой археологии. Он открыл в первобытной археологии целое направление исследований этногенеза, сколотил школу и ввел ряд методических приемов, которые вошли в практику исследований даже у его врагов. А что у немецкой археологии оказался такой классик в начале ХХ века, тому виной социально-историческая обстановка и дух времени в Германии эпохи двух мировых войн, которые Германия инициировала.

 

Таким образом, в статье представлен полный и всесторонний анализ косиннизма и поставленных им проблем. Поэтому те, кто в дальнейшем захочет разобраться в косиннизме, лучше понять его и точнее уяснить себе его пороки и его рациональные зерна, будут еще долго обращаться к этой работе.

В начало страницы

ОГЛАВЛЕНИЕ

Часть первая. Отношение к наследию Косинны

1. По следам Косинны (Лирическое введение).

2. Наш ярлычок коссинизма (Историографическое введение)

Часть вторая. Становление концепции

1. У истоков "доисторической этнологии"

2. Начало "археологии обитания"

3. Противостояние и борьба за господство

4. "Чрезвычайно национальная наука"

5. Война и могилы

6. Нордические арийцы и их 14 походов

7. Личность и наследие

Часть третья. "Археология обитания"

А. Состав наследия Косинны

Б. Косинновские принципы разработки этнической истории – происхождение народов и языковых семей

1. Этническое истолкование (ethnische Deutung) археологических культур

2. Этническое истолкование культурной преемственности

3. Этническое истолкование типологических соотношений

4. Миграционнная трактовка распространения культуры

5. Этническая атрибуция типа

6. Совмещение народов с расами

В. Этническая история – использование результатов

7. Апелляция к "историческому праву"

8. Подбор археологических прецедентов современных планов агрессии

9. Доктрина первородства

Г. Принципы изучения истории культуры

10. Декларация культуртрегерской миссии

11. Наложение прошлого на современность

12. Биологический детерминизм (расизм)

13. Извлечение идеалов и прямых уроков из археологии

Д. Критики Косинны

1. Ранние критики

2. Перепалка с Шухардтом

3. Польско-немецкая археологическая баталия

4. Критика со стороны других известных европейских ученых

5. Критика советскими археологами

6. Современная критика косиннизма в Западно-Германской археологии

Е. Значение наследия Косинны

Резюме

В начало страницы


По вопросам, связанным с размещением информации на сайте, обращайтесь по адресу: info@archaeology.ru
Все тексты статей и монографий, опубликованные на сайте, присланы их авторами или получены в Сети в открытом доступе.
Если владельцы авторских прав на некоторые из текстов будут возражать против их нахождения на сайте, я готов удалить их
Коммерческое использование опубликованных материалов возможно только с разрешения владельцев авторских прав
При использовании материалов, опубликованных на сайте, ссылка обязательна © В.Е. Еременко 1999 - настоящее время

Нашли ошибку на сайте? Сообщите нам! Выделите ошибочный фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter